monco83: (Default)
В книге Улицкой "Казус Кукоцкого" был один рассказ, который, можно сказать, поразил меня заточкой в самое сердце. Это рассказ о питерском маньяке-пролетарии, который такой жуткой ненавистью ненавидел интеллигентов (в очках, шляпе и с длинными волосами), что убивал их по коммунистическим праздникам! Именно так, вы не ослышались: маньяк-пролетарий, убивавший людей с хорошими лицами на 1 мая и 7 ноября.

Я не очень люблю жонглирование в споре психологическими терминами - обычно такой подход призван лишь пристойно закамуфлировать немудрёный аргумент "сам дурак", но скажите мне, разве то, что я процитирую ниже - это не классический случай пресловутой проекции? Разве это не есть попытка найти оправдание собственной ненависти? Разве это не работа по внутренней подготовке своего отношения к принятию убийства всяческой "ваты" и оправданию такого убийства тем соображением, что "ведь они сами первыми хотят нас убить" (по крайне мере, на страницах книги Улицкой)?

Приглядитесь только к тем однообразным фразам-клише, которыми Улицкая рисует внутренний мир и внутреннюю мотивацию своего героя:
"И вот тут и взяла его большая злость на тощую эту молодежь, на всех умников, которые всю жизнь ему испакостили",
"из-за этого узкобрючного пидараса, тощего недоебка...",
"зашел пидарас тощий, патлатый, в узких брюках, еще и с тонким портфельчиком...",
"ткнет заточкой этого поганца, тощего пидараса, жида плюгавого…",
"В руках у парня ничего такого не было, но зато была на лице его бороденка пижонская, и был он точно пидарас гнойный…",
"Мордочка у него была с кулачок, лисья, и был он в задумчивости. Пидарас, ну я тебя сейчас сделаю…".


Ведь эта "прямая речь" "пролетария" полностью копируют стилистику и лексику блогов "Эха Москвы", когда статусные либералы начинают рассуждать о том, как шариковы, анчоусы и прочее бюджетно-пролетарское быдло ненавидит либералов с их чистыми помыслами. Разница с современность лишь в том, что в то время, когда Улицкая писала свой роман, слово "бандеровцы" ещё не было наполнено тем тонко-ироническим смыслом, которое оно имеет сейчас, потому оно и отсутствует в прямой речи персонажа.



А теперь 23-я глава из книги Улицкой.
Read more... )
monco83: (Default)
Как-то так получилось, что кроме "Окаянных дней" и двух-трёх рассказов обязательной школьной программы я ничего не читал.
Так вот: "Деревня", "Суходол"...

"Отрицательный генетический отбор", говорите, Людмила Евгеньевна? Иван Алексеевич передаёт вам горячий привет.
monco83: (Default)
В интеллектуальном романе Людмилы Улицкой "разленившаяся тётка" сравнивается с кучей... чего?

Ответ: говна.
Зачёт: дерьма.
Комментарий: "Заведующая, пожилая и разленившаяся до кучи, прости господи, говна тетка".
Источник: http://www.ulickaya.ru/content/view/231/453/
monco83: (Default)
Иозеф Остермайер, министр культуры Австрии, вспоминает имена тех, кто поднял свой голос против Первой мировой войны, – Стефана Цвейга, Оскара Кокошко, Берту фон Зутнер, Владимира Ленина...

А, не, Ленина в этом ряду, разумеется, быть не может! Ведь это Людмила Улицкая хрустит европейской булкой! Судя по статье, дамочка считает себя мерилом европейскости, интеллигентности и культурности. До социогенетики в романе про Кукоцкого, кстати, дочитал уже...

P.S. "в недавнем фильме «Фауст» великого режиссера Сокурова". А потом режиссёр Сокуров снимет фильм по "великому" роману Улицкой. Так и живём.
monco83: (Default)
http://echo.msk.ru/programs/all/615729-echo/
Е. КЕШМАН: ... Но на самом деле, он был, сейчас это не хорошее слово, «Русским интеллигентом».

Е. КИСЕЛЕВ: Почему же это не хорошее слово?

Е. КЕШМАН: Но как-то так…

Л. УЛИЦКАЯ: Заодно интеллигентов столько тянут, столько вылили помоев, а мы, в общем защищали.

Е. КЕШМАН: Да.

Е. КИСЕЛЕВ: Бывает, знаете, если интеллигенты, и интеллигенты. Когда я вижу человека, который о себе пишет: «Я интеллигентный человек», я говорю, ну вот приехали, что называется.

Е. КЕШМАН: Ну да.

Е. КИСЕЛЕВ: Потому, что в России, интеллигент – это звание, которое только другие могли тебе присвоить.

Л. УЛИЦКАЯ: Это орден.

Е. КИСЕЛЕВ: а человек, который сам о себе говорит, что «Я интеллигентный человек», это сразу понятно, что он не понимает даже смысла этих слов.

Е. КЕШМАН: Это, безусловно, так
Обращение инициативной группы по проведению Конгресса интеллигенции «Против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма»
http://www.novayagazeta.ru/news/1679348.html
Мнение интеллигенции, не согласной с политикой, проводимой властями в создавшейся ситуации, должно быть выражено более четко и звучно. А для этого необходимо уже в ближайшие дни провести Конгресс российской интеллигенции с приглашением представителей украинской интеллигенции. На Конгрессе мы не только обсудим сложившееся положение и выскажем свое отношение к происходящим событиям, но и попытаемся найти пути выхода из ситуации, лишающей нашу страну перспектив сколько-нибудь достойной жизни в обозримом будущем...
...
От имени инициативной группы
Людмила Улицкая,
Лев Пономарёв
В России, интеллигент – это звание, которое только другие могли тебе присвоить, ну да, ну да...

***

Nov. 18th, 2014 07:37 pm
monco83: (Default)
"Галина Ивановна, старая школьная учительница, изношенная лошадь с обвисшим крупом"...

Это и есть ваш Букер? Тьфу!
monco83: (Default)
"Еврейский Дон-Кихот" Гольдберг был посажен в 1932 году за то, что тремя годами ранее "выкопал в «Nature» или в «Science» статью Альберта Эйнштейна о временно-пространственных отношениях" и сделал об этой статье "сообщение" в каком-то кружке. "Дело было совсем плёвое", - пишет Улицкая, за рассказ советским людям об Эйнштейне Гольдбергу дали всего три года.

Рыдаю...

UPD. Погуглил. Прототипом "еврейского Дон-Кихота" Гольдберга послужил генетик Владимир Эфраимсон.
Итак, цитата из Улицкой.
Первый заход был в тридцать втором году, за выступление, сделанное им тремя годами раньше, в двадцать девятом, на домашнем семинаре, представлявшем собой остаток давно не существовавшего Общества Вольных Философов, Вольфила. Тема выступления была отнюдь не генетическая. Гольдберг, любитель порыться в западных журналах, выкопал в «Nature» или в «Science» статью Альберта Эйнштейна о временно-пространственных отношениях. Статья ему чрезвычайно понравилась своей математической строгостью — до этого времени он никогда не встречал работ, где философские понятия интерпретировались математиками,— и он сделал о ней сообщение.

Дело было уж совсем плевое, ему дали всего три года. А сколько бы дали, если бы могли вникнуть в то, чем он в те годы сам тогда занимался,— популяционной генетикой человека?
А вот что известно об этом аресте со слов самого Эфраимсона.
http://bio.1september.ru/view_article.php?ID=200002606
В декабре 1932 г. я был арестован в связи с «раскрытием» небольшой группы – «осколка» бывшего Общества вольных философов (Вольфил). Три-четыре старых человека вздумали рассказывать юношам о существовании идеалистической философии. Я помню один доклад, в котором доказывалось, что пространство и время – явления имманентные и представляют «вещь в себе». По чистой случайности как-то в 1929 г. по дороге в Ленинку я забежал в университетскую библиотеку и то ли в «Сайенс», то ли в «Нейчер» прочитал статью А.Эйнштейна, в которой как раз вопрос о пространстве и времени анализировался математически. Никакой «имманентности» не было. Был анализ. И вот тогда, после прослушивания великолепного доклада на этом «осколке» Вольфила, я решил, что на идеалистическую философию меня больше калачом не заманишь. Я перестал посещать кружок, а через три года был арестован именно за посещение этого кружка. Я был обвинен в антисоветской деятельности, в распространении антисоветских убеждений.
...
Однако вернемся к следствию... В конце концов мне заявили, что мои хождения в Вольфил и прочее – мелочь, чепуха и «возрастное явление», что они не стали бы мной заниматься, если бы я не занял очень вредную позицию в науке. Подразумевался «социал-дарвинизм», признание естественного отбора у человека, имелась в виду евгетика. А «евгетика – служанка фашизма».
В общем, не выиграл, а проиграл, не в преферанс, а в поккер, всё как и положено при тщательном воссоздании "духа эпохи".
monco83: (Default)
И уже успел оценить некоторые очевидные грани таланта.
Это запрещение было болезненной точкой в работе Павла Алексеевича: почти половина экстренных операций была связана с последствием подпольных абортов. Противозачаточных средств практически не существовало. Врач обязан был освидетельствовать каждую привезенную по «Скорой помощи» женщину «на предмет установления факта подпольного аборта» – это влекло за собой судебные преследования. Павел Алексеевич избегал таких завуалированных доносов и писал в анамнез разоблачительные слова «криминальный аборт» в единственном случае – когда пациентка умирала. Если жизнь женщины была спасена, такое медицинское заключение привело бы на скамью подсудимых и пострадавшую, и лицо, исполнявшее эту древнейшую процедуру. Несколько сотен тысяч женщин сидели в лагерях именно по этой статье.
А теперь обратимся к постановлению 1936 года, которое вводило запрет на аборты.
http://istmat.info/node/24072
2. За производство абортов вне больниц или в больнице, но с нарушением указанных условий, установить уголовное наказание врачу, производящему аборт, — от 1 года до 2 лет тюремного заключения, а за производство абортов в антисанитарной обстановке или лицами, не имеющими специального медицинского образования, установить уголовное наказание не ниже 3 лет тюремного заключения.

3. За понуждение женщины к производству аборта установить уголовное наказание — тюремное заключение до 2 лет.

4. В отношении беременных женщин, производящих аборт в нарушение указанного запрещения, установить как уголовное наказание, общественное порицание, а при повторном нарушении закона о запрещении абортов — штраф до 300 рублей.
Общественное порицание и 300 рублей штрафа, это далеко не "лагеря", забитые сотнями тысяч женщин. Может быть законодательство ужесточилось? На этот счёт мне не удалось найти никаких достоверных свидетельств. А указ президиума ВС СССР «Об отмене уголовной ответственности беременных женщин за производство аборта» ссылается на соответствующую статью процитированного выше постановления 1936 года.

Пойдём навстречу автору до конца: может быть сотни тысяч женщин, набивших собой лагеря, это женщины-врачи, осуждённые за производство абортов? Но вот статья на Демоскопе о практике абортов в СССР, в ней приводятся прямо противоположные факты: "участники незаконного производства абортов выявлялись слабо".

Но мелкие исторические несоответствия ничуть не смущают Людмилу Евгеньевну, когда стоит задача воссоздать атмосферу исторической эпохи во всей её полноте. И это, безусловно, важная грань таланта писательницы.

Переворачиваем страницу.
Министром здравоохранения в то время сидела немолодая женщина, опытная чиновница, партийная от пегой маковки до застарелых мозолей, к тому же — единственная женщина в правительстве. За ней с давних лет держалось прозвище Коняги, отчасти связанное со звучанием ее фамилии, а отчасти и с ее неутомимостью и редкой способностью идти, не сворачивая, в указанном направлении. Прозвище ей даже нравилось, и нередко, позволив себе в узком кругу изрядно выпить, она любила приговаривать:

— Да, да, русская женщина — конь с яйцами, ей все по силам!

Несомненно, она и была главной женщиной страны, символом женского равноправия и воплощенным Восьмым марта, если не считать мифологических Розы Люксембург, Клары Цеткин, Зои Космодемьянской и вечно юной Любови Орловой. Что характерно, все они, включая и саму Конягу, были бездетными...
Время, о котором идёт речь, - 1944 год. Министром здравоохранения в то время был Андрей Третьяков. Единственная женщина среди советских руководителей Минздрава - Мария Дмитриевна Ковригина, "c сентября 1942 г. — заместитель наркома (с марта 1946 г. — министра) здравоохранения СССР; руководила отделом акушерско-гинекологической помощи и управлением лечебно-профилактической помощи детям". Видимо, она и послужила прототипом "Коняги" (коврига/коняга) - кому же ещё? Правда, в описываемое время этой "немолодой женщине" было всего... 34 года. И дочь Татьяна у "бездетной" Коняги была. Интересно, что у главной героини романа Улицкой тоже только одна дочь и её также зовут Татьяна. Бездетная Клара Цеткин родила двух сыновей, у одного из которых позже был роман с Розой Люксембург. Но раз надо, чтобы все советские символы женского равноправия и восьмого марта были бездетными, то они и будут бездетными! Особенно важно это сказать о погибшей в 18 лет Зое Космодемьянской, "мифологической", как определяет её писательница Улицкая. И тут правда факта не смогла помешать раскрытию духа эпохи!

Как передать дух эпохи через описание советского министра? Советский министр имеет привычку "изрядно выпить" (а других туда и не брали!) в узком кругу (тщательно скрываемое лицемерие официальной морали) и не побрезгует крепким словцом (колхозники!). И будет совсем замечательно, если всеми этими чертами наделить именно женщину. Следующий "министр", которого мы встречаем в книге имеет "отёчное лицо, вылепленное из сухого мыла" и слабовольный характер. На столе у этого высокого партийного деятеля стоит чернильный прибор, украшенный, нет, не головой Горького, а "чугунной башкой пролетарского писателя". Вот и воссоздан колорит времени! Большой талант.

Читаю дальше...

Profile

monco83: (Default)
monco83

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021 222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:44 am
Powered by Dreamwidth Studios