monco83: (Default)
Попались тут на глаза строки главного Неполживца.
http://jewniverse.ru/RED/Solzhenitsin/dvesti15.htm
Да и нет, пожалуй, более яркого примера отщепенца, чем Ленин. Тем не менее: нельзя не признать Ленина русским. Да, ему отвратительна и омерзительна была русская древность, вся русская история, тем более православие; из русской литературы он, кажется, усвоил себе только Чернышевского, Салтыкова-Щедрина да баловался либеральностью Тургенева и обличительностью Толстого. Не проявилось у него никакой привязанности даже и к Волге, на которой прошла его молодость (а с мужиками своего имения судился за потраву), напротив, — он безжалостно отдал всю её ужасающему голоду 1921 года. Всё — так.
Есть с чем сравнить.
Николай Валентинов. Встречи с Лениным.
Более основательным был у меня разговор с Лениным о Некрасове. Ленин его превосходно знал и, конечно, любил. Ничего удивительного в том нет. На иконостасе нескольких революционных поколений Некрасов неизменно и по праву занимал место любимой иконы. Если, что мне и показалось странноватым, так это почти нежное сочувствие Ленина крестьянофильским пассажам в стихотворениях Некрасова и особенно в "Кому на Руси жить хорошо". В моих глазах это плохо увязывалось с марксистской любовью Ленина к пролетариату, - ведь обычно его мыслили как антипода крестьянства. Говоря о Некрасове я заметил (знаю теперь ошибочно), что {89} хотя он много писал о деревне - у него нет особо хороших описаний природы.

- Ошибаетесь, глубоко ошибаетесь! - воскликнул Ленин, а ну-ка попробуйте найти лучшее чем у Некрасова описание ранней весны. И картавя, катая "р", он продекламировал :

Идет, гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний Шум,
Как молоком облитые
Стоят сады вишневые
Тихохонько шумят.
Пригреты теплым солнышком
Шумят повеселелые
Сосновые леса.
А рядом новой зеленью
Лепечут песню новую
И липа бледнолистая
И белая березынька
С зеленою косою.

Ленин после этого два раза, точно вталкивая в меня, чтобы я это понял, повторил:

И липа бледнолистая
И белая березынька
С зеленою косою.

- А вы любите липу? - спросил я.
- Это самое, самое любимое мною дерево!
Если полистать воспоминания Валентинова вперёд и назад, то можно найти ещё много всякого интересного о Тургеневе и Гончарове, о Пушкине и Маяковском, о Чернышевском и Достоевском и об Инессе Арманд.

Большая статья о Ленине и Некрасове есть у Корнея Чуковского.
http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/LITRA/KORNEY.HTM
monco83: (Default)
Украинский буржуазно-националистический марксист, с которым Ленин спорил в «Критических заметках по национальному вопросу».
Это ответ Юркевича на чтатью Ленина.
https://vpered.wordpress.com/2009/05/31/єзуїтська-політика/
Бо скажіть мені, чи хоч одна з поневолених націй в обох сучасних найтиповіщих державах національностей – Австрії і Росії – серіозно ставить в наші часи питаннє про її державну сепарацію? Ні і ні! Остання польська самостійницька кампанія в звязку з можливістю австро-російського збройного конфлікту показала, що польська суспільність незвичайно байдуже відносить ся до справи відбудування Самостійної Польщі. На сю ціль в трьох польських заборах і в Америці було зібрано (при чім американські польські емігранти дали порівнюючи дуже багато) тільки 150 тисяч корон! Російська-ж Польща себ-то серце сучасної Польщі, дала такі мізерні гроші, котрі просто сором називати… щось коло двох(!) тисяч рублів!

А не забуваймо, що польська нація серед всіх поневолених націй в Австрії і Росії таїть в собі найглибші самостійницькі традиції. Чи-ж можна в такому разі говорити про можливість серіозних самостійницьких рухів у українців, чехів, білорусів і т. д.?
Ценное признание. В статье имеются и другие столь же показательные моменты. Далее Юркевич продолжает:
Але треба признати, що занепад самостійницьких рухів у поневолених націй є за наших часів явищем цілком природним і неминучим. Остаточно умірае февдалізм і його пануюча кляса – шляхта, котра тільки була і могла бути могутньою виразницею самостійницьких змагань, а капіталістична держава з такою силою обмотує нитками своїх впливів свої поневолені нації, що вони гублять всяку фізичну можність, принаймні за наших обставин, видертись з під влади держави гнобителя і заснувати свої нові держави.
Трудно отделаться от мысли, что это сознательная реминисценция на известный отрывок "Манифеста". Несмотря на всё это, "национальная справа" у Юркевича прежде всего.

***

Nov. 11th, 2015 06:12 pm
monco83: (Default)
http://1917.com/XML/0ZAzYHnUm8TBkVI1VFW5KkYqJJU.xml
Если «Напшуд» говорит: «да», Роза Люксембург считает своим священным долгом немедленно провозгласить: «нет», совершенно не думая, что таким приемом она обнаруживает не свою независимость от «Напшуда», а, как раз напротив, свою забавную зависимость от «фраков», свою неспособность взглянуть на вещи с точки зрения немного более глубокой и широкой, чем точка зрения краковского муравейника.

Нет, ну это один в один про наших нейтралистов.
monco83: (Default)
Оппортуни́зм (лат. opportunus — удобный, выгодный). А оппортунист это, попросту говоря, приспособленец. Сегодняшний день принёс целых два ярких примера того, как "типа левые" приспосабливаются к свободным независимым СМИ.

Алексей Цветков на страницах "Новой газеты" рассказал о "реальной многопартийности", которой мы обязаны Майдану. А Илья Пономарёв в эфира радио "Свобода" продолжает подпевать старой песенке "Ленин бы одобрил".
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kommari в иудушка

А я в качестве ответа депутату Государствонной Думы РФ, лидеру "Левого фронта", почётному лектору Сколково и многия, многия просто дам для сравнения широкую цитату из Ленина.
Read more... )
P.S. В тексте я особо выделил строки, которые указывают на характерный момент: украинские буржуазные националисты сами признают неразвитость украинского национального сознания в среде украинских рабочих. Nota bene.
monco83: (Default)
- Брат у брата сарай украл.
- Нет, это другой брат у брата сарай украл, когда брат болел! Потом изнасиловал его бабушку и снял с тела колечко...
- Нет, подожди, это была не бабушка, а младшая сестра, которую муж-алкоголик...

Целые треды вырастают на таком пустопорожнем трёпе.

На это мы напомним: в каждой современной нации есть две нации.
Есть две нации в каждой современной нации — скажем мы всем национал-социалам. Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре. Есть великорусская культура Пуришкевичей, Гучковых и Струве, — но есть также великорусская культура, характеризуемая именами Чернышевского и Плеханова. Есть такие же две культуры в украинстве, как и в Германии, Франции, Англии, у евреев и т. д. Если большинство украинских рабочих находится под влиянием великорусской культуры, то мы знаем твердо, что наряду с идеями великорусской поповской буржуазной культуры действуют тут и идеи великорусской демократии и социал-демократии. Борясь с первого рода «культурой», украинский марксист всегда выделит вторую культуру и скажет своим рабочим: «всякую возможность общения с великорусским сознательным рабочим, с его литературой, с его кругом идей обязательно всеми силами ловить, использовать, за­креплять, этого требуют коренные интересы и украинского и великорусского рабочего движения».
Именно сейчас, когда движимые скрытыми силами плиты геополитики пришли в открытое столкновение, необходимо доискиваться действительных классовых сил, стоящих за этим движением. Правильно определить своё положение, свой классовый интерес и тогда уже можно будет приложить свою силу к найденной точке опоры. Только так можно что-нибудь изменить.

Национал-шовинисты, мыслящие в терминах интересов нации, видящих нацию единым организмом (тёща, брат, жена), и не замечающих классов, из которых состоит каждая нация, не видящих противоположных интересов среди частей этого "единого" государства-организма и не знающих о существовании общеклассовых, наднациональных интересов...

В общем, национал-шоинисты со своими кухонными перебранками в этом журнале идут в жопу.
monco83: (Default)
Нужную цитату опять пришлось искать, выношу из комментов, чтобы всегда была под рукой.
(О том, что этот сюжет подробно рассматривал Владлен Логинов, я совсем умудрился забыть, гугл напомнил.)
http://ru-history.livejournal.com/4347818.html?thread=67085994#t67085994
>Один Вл. Ульянов со своей семьей и кружком, вторившим ему, занял иную позицию. Он резко и определенно выступил про- {с. 177} тив кормления голодающих. Его позиция, насколько я ее сейчас вспоминаю,— а запомнил я ее хорошо, ибо мне приходилось не мало с ним о ней спорить,— сводилась к следующему: голод есть прямой результат определенного социального строя; пока этот строй существует, такие голодовки неизбежны; уничтожить их можно, лишь уничтожив этот строй. Будучи в этом смысле неизбежным, голод в настоящее время играет роль и прогрессивного фактора. Разрушая крестьянское хозяйство, выбрасывая мужика из деревни в город, голод создает пролетариат и содействует индустриализации края,— это явления прогрессивного порядка. Но голод может и должен явиться прогрессивным фактором не только в области экономической. Он заставит мужика задуматься над основами капиталистического строя, разобьет веру в царя и царизм и, следовательно, в свое время облегчит победу революции. Стремление т. наз. «общества» придти на помощь голодающим, облегчить их страдания понятны. Ведь это «общество» есть плоть от плоти, кровь от крови буржуазного общества; в какие бы оно ни рядилось социалистические мантии, в какие бы цвета оно ни окрашивалось, оно не в силах отвлечься от интересов всего буржуазного общества в целом. Голод грозит потрясениями, быть может, гибелью, этому строю. Поэтому стремления смягчить последствия голода — вполне естественны. По существу, в основе,— это стремление ослабить неизбежные грядущие потрясения, спасти основы буржуазного строя, а, следовательно, спасти и самого себя. Психологически же все разговоры о кормлении голодающих и пр. суть выражение обычного слащавого сантиментализма, свойственного нашей интеллигенции.

Не в первый раз встречаю эту цитату из Водовозова. Мы, конечно, не можем на все 100% утверждать, что взгляды Ленина не изменились за 8 лет, но вот что писал он сам в 1899 году.
http://kvistrel.ucoz.ru/biblioteka/LeninSob/04.htm
(3) именно теперь, когда голодание миллионов крестьян становится хроническим, когда правительство, соря миллионами на подарки помещикам и капиталистам, на авантюристскую внешнюю политику, выторговывает гроши от пособий голодающим, именно теперь уместно и необходимо напомнить о том, во что обошлось народу хозяйничанье самодержавного правительства, служащего интересам привилегированных классов; (4) социал-демократы не могут оставаться равнодушными зрителями голодания крестьянства и вымирания его голодной смертью. Насчет необходимости самой широкой помощи голодающим между русскими социал-демократами никогда не было двух мнений.

Да и другие исследователи подвергают это свидетельство Водовозова известной критике.
http://leninism.su/books/3571-vladimir-lenin-vybor-puti-biografiya.html?showall=&start=13
monco83: (Default)
При едином дейст­вии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи.

Там дальше ещё и про "Новороссию" есть.

Уже не­сколько десятилетий вполне определился процесс более быстрого экономического раз­вития юга, т. е. Украины, привлекающей из Великороссии десятки и сотни тысяч кре­стьян и рабочих в капиталистические экономии, на рудники, в города. Факт "ассимиля­ции" — в этих пределах — великорусского и украинского пролетариата несомненен. И этот факт безусловно прогрессивен. Капитализм ставит на место тупого, заскорузлого, оседлого и медвежьи-дикого мужика великоросса или украинца подвижного пролета­рия, условия жизни которого ломают специфически национальную узость как велико­русскую, так и украинскую. Допустим, что между Великороссией и Украиной станет со временем государственная граница, — и в этом случае историческая прогрессивность "ассимиляции" великорусских и украинских рабочих будет несомненна

Читаешь такое и понимаешь, насколько глубоко все мы деградировали.
По наводке [livejournal.com profile] voencomuezd.
monco83: (Default)
Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ
Перейдем к последнему пункту ответа г. Струве. «Разве не революционная фраза, — спрашивает он, — или совершенно безжизненное доктринерство рассуждения г. Т. П. о значении земства как орудия укрепления самодержавия?» Г-н Струве видит тут и усвоение идеи славянофилов66, и согласие с Горемыкиным, и геркулесовы столбы мертвой доктрины. Г-н Струве совершенно не в состоянии понять революционного отношения к половинчатым реформам, предпринимаемым для избежания революции. Г-ну Струве всякое указание на двойную игру реформаторов сверху кажется славянофильством и реакционностью, — точь-в-точь так, как все европейские Ивы Гюйо объявляют реакционной социалистическую критику частной собственности! Неудивительно, конечно, что, ставши реформатором, г. Струве утратил способность понимать двусторонний характер реформ и значение их как орудия укрепления господства правящих, укрепления ценой октроирования реформ. Но... было время, когда г. Струве понимал эту удивительно хитрую механику. Давно это было, когда он был «чуть-чуть марксистом» и когда мы вместе с ним сражались с народниками на страницах покойного «Нового Слова»67. В июльской книжке этого журнала за 1897 год г. Струве писал про Н. В. Водовозова: «Я помню, в 1890 г. у нас на улице — я только что вернулся тогда из летнего, обильного новыми и сильными впечатлениями путешествия по Германии — зашел разговор о политике и реформаторских планах Вильгельма П. Водовозов придавал им значение и не соглашался со мной, для которого уже тогда (а теперь и подавно) вопрос о значении факта и идеи так называемой «социальной монархии» был бесповоротно решен в отрицательном смысле. Водовозов брал идею социальной реформы отвлеченно от творящих ее реальных общественных сил. Вот почему католический социализм для него, главным образом, — своеобразное идейное движение в пользу социальной реформы, а не специфическая форма предохранительной реакции европейской буржуазии и отчасти обломков европейского феодализма против растущего рабочего движения...». Вот видите: в давно прошедшие времена, в эпоху молодых увлечений, г. Струве понимал, что реформы могут быть предохранительной реакцией, т. е. предохраняющей правящие классы от падения мерою, которая направлена против революционного класса, хотя и улучшает положение этого класса. И я спрашиваю теперь читателя: кто же прав? Я ли сказал «революционную фразу», разоблачая реформистскую однобокость в отношении г. Струве к такой реформе, как земство? или г. Струве поумнел и «бесповоротно» ушел от когда-то защищаемой им (бесповоротно будто бы) позиции революционера? Я ли стал сторонником славянофилов и Горемыкина, или у г. Струве «сильных впечатлений» от путешествия по социалистической Германии хватило всего на несколько лет??
(В.И. Ленин ПСС т. 7, стр. 208-209)


ЭРА РЕФОРМ
Да, мы переживаем, несомненно, эру реформ, как ни странно звучат эти слова в применении к современной России. Застой во всех областях внутренней политики, кроме тех, которые связаны с борьбой против внутреннего врага, и, несмотря на это, — вернее, именно в силу этого, — постоянные, непрекращающиеся попытки реформ, покушения на реформы в области самых больных, самых боевых общественно-политических отношений. Пролетариат, пробуждающийся к сознательно-классовой жизни, выступил уже довольно давно как настоящий, как главный, как единственно непримиримый враг нашего полицейского самодержавия. А с таким врагом, как передовой общественный класс, нельзя бороться одним насилием, хотя бы и самым беспощадным, самым организованным, самым всесторонним насилием. Такой враг заставляет считаться с собой и идти на уступки, всегда неискренние, всегда половинчатые, часто совершенно лживые и кажущиеся, обыкновенно обставляемые рядом более или менее тонко прикрытых ловушек, но все-таки уступки, реформы, составляющие целую эру. Это не те реформы, конечно, которые знаменуют нисходящую линию политического развития, когда кризис миновал, буря пронеслась, и оставшиеся господами положения приступают к осуществлению своей программы или (бывает и так) к осуществлению программы, завещанной их противниками. Нет, это реформы восходящей линии, когда все более и более широкие массы привлекаются к борьбе, когда кризис еще только близится, когда каждая схватка, снимая с ноля битвы сотни, порождает тысячи новых борцов, более озлобленных, более смелых, более обученных.

Такие реформы являются всегда предвестником и преддверием революции.

(В.И. Ленин ПСС т. 7, стр. 313-314)


ЕЩЕ О ДУМСКОМ МИНИСТЕРСТВЕ
«Приходится выбирать» — этим рассуждением всегда оправдывали и оправдывают себя оппортунисты. Нельзя добиться сразу чего-нибудь большого. Надо бороться за маленькое, но достижимое. А как определять достижимость? Согласием наибольшего числа политических партий или наиболее «влиятельных» политиков. Чем большая часть политических деятелей согласна с таким-то вот маленьким улучшением, тем легче его добиться, тем оно достижимее. Не надо быть утопистом, добиваясь большого. Надо быть деловым политиком, умея присоединиться к требованию малого, и это малое облегчит борьбу за большое. Мы рассматриваем малое, как вернейший этап в борьбе за большое.
...
В чем основная ошибка всех этих оппортунистических рассуждений? В том, что в этих рассуждениях фактически заменяется социалистическая теория классовой борьбы, как единственного реального двигателя истории, буржуазной теорией «солидарного», «общественного» прогресса. По учению социализма, т. е. марксизма (о немарксистском социализме нельзя теперь и говорить серьезно), действительным двигателем истории является революционная борьба классов; реформы — побочный результат этой борьбы, побочный потому, что они выражают неудачные попытки ослабить, притупить эту борьбу и т. д. По учению буржуазных философов, двигатель прогресса — солидарность всех элементов общества, сознавших «несовершенство» того или иного учреждения. Первое учение — материалистично, второе — идеалистично. Первое — революционное. Второе — реформистское. Первое обосновывает тактику пролетариата в современных капиталистических странах. Второе — тактику буржуазии.

Из второго учения вытекает тактика дюжинных буржуазных прогрессистов: поддерживай везде и всегда, «что лучше»; выбирай между реакцией и крайней правой из оппозиционных этой реакции сил. Из первого учения вытекает самостоятельная революционная тактика передового класса. Ни в каком случае не сводим мы своей задачи к поддержке самых распространенных лозунгов реформистской буржуазии. Мы ведем самостоятельную политику, выдвигая лишь лозунги таких реформ, которые безусловно выгодны интересам революционной борьбы, которые безусловно повышают самостоятельность, сознательность и боевую способность пролетариата. Только такой тактикой мы обезвреживаем всегда половинчатые, всегда лицемерные, всегда снабженные буржуазными или полицейскими ловушками реформы сверху.

Мало того. Только такой тактикой мы действительно двигаем вперед дело серьезных реформ. Это кажется парадоксом, но этот парадокс подтверждает вся история Международной социал-демократии: тактика реформистов хуже всего обеспечивает проведение реформ и их реальность. Тактика революционной классовой борьбы всего лучше обеспечивает и то и другое. На деле реформы вынуждаются именно революционной классовой борьбой, ее самостоятельностью, ее массовой силой, ее упорством. Только в той мере, в какой сильна эта борьба, — реальны и реформы, которые всегда лживы, двулики, пропитаны зубатовским духом. Сливая свои лозунги с лозунгами реформистской буржуазии, мы ослабляем дело революции, а следовательно, и дело реформ, ибо мы ослабляем этим самостоятельность, выдержанность и силу революционных классов.

Иной читатель скажет, пожалуй: к чему повторять эту азбуку международной революционной социал-демократии? К тому, что ее забывают «Голос Труда» и многие товарищи меньшевики.

Думское или кадетское министерство есть именно такая лживая, двуликая, зубатов-ская реформа. Забывать ее реальное значение, как опыта сделки кадетов с самодержавием, значит заменять марксизм либерально-буржуазной философией прогресса. Поддерживая такую реформу, внося ее в число своих лозунгов, мы ослабляем этим и ясность революционного сознания пролетариата, и его самостоятельность, и его боевую способность. Поддерживая целиком свои старые революционные лозунги, мы усиливаем этим действительную борьбу, усиливаем, следовательно, и вероятность реформы и возможность обратить ее на пользу революции, а не реакции. Все лживое и лицемерное в этой реформе мы сбрасываем на кадетов, — все возможное положительное ее содержание используем сами. Только при такой тактике взаимные подножки гг. Треповых и Набоковых будут использованы нами для того, чтобы обоих почтенных акробатов свалить в яму. Только при такой тактике про нас скажет история, как Бисмарк сказал о немецких с.-д.: «Не будь с.-д., не было бы социальной реформы». Не будь революционного пролетариата, не было бы 17-го октября. Не будь декабря — не были бы отрезаны все попытки отказаться от созыва Думы. Будет еще и иной декабрь, который определит дальнейшие судьбы революции...

(В.И. Ленин ПСС т. 13, стр. 261-265)


И ещё одна цитата в мемориз:

Г. СТРУВЕ. ИЗОБЛИЧЕННЫЙ СВОИМ СОТРУДНИКОМ
iПойдем дальше. Я, изволите видеть, «притворился непонимающим, что формула «властное всероссийское земство» означает требование конституции», и мои рассуждения об этом «лишний раз подтвердили (для г. Струве) широкое распространение в нашей заграничной литературе подлинной революционной фразы и притом еще злобно-тенденциозной (этот непривлекательный литературный стиль особенно процветает на страницах «Искры» и «Зари»)», стр. XII второго издания «Записки». Ну, что касается до злобной тенденциозности, то нам об этом трудно спорить с г. Струве: для него попреком кажется то, что нам кажется комплиментом. Тенденциозностью называют либералы и многие радикалы непреклонную твердость убеждений, а резкую критику ошибочных взглядов они называют «злобой». (В.И. Ленин ПСС т. 7, стр. 206)

Profile

monco83: (Default)
monco83

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021 222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:08 am
Powered by Dreamwidth Studios