monco83: (Default)
[personal profile] monco83
http://opetros.livejournal.com/16224.html
"Дневник повторяет журнал почти на 100%.
...
Теперь мне ясно почему Дневик настолько краток и сух - просто это дубль камер-фурьерского журнала"
(c) opetros

http://schegloff.livejournal.com/705558.html?thread=21459222#t21459222
"Я бы начал как раз с аргументов, которые уже имеются. Т.е. например аргумент со сходством камер-фурьерского журнала и дневника...
Насколько я вижу ему уже минимум два с половиной года
А вот аккуратной публикации - два столбца, слева журнал, справа дневник, так и нет".
(c) labas

http://bohemicus.livejournal.com/73896.html?thread=7082408#t7082408
Например, можно сравнить их текст с текстами фельдъегерского журнала. Окажется, что журнальные записи перенесены в "дневники" практически целыми страницами. (c) bohemicus

На днях сходил в библиотеку, полистал книгу Гальпериной, о которой уже писал. К сожалению, у меня не было возможности отсканировать страницы, тем не менее, записи камер-фурьерских журналов (КФЖ) за два дня я постараюсь воспроизвести насколько возможно точно.

Итак, в левой колонке записи КФЖ, в правой - записи дневника Николая II за 1916 год. Записи специально не подбирал, взял первые две с той страницы, где наугад открыл книгу.

Камер-фурьерские журналыДневник Николая II
25 июня. Суббота (стр. 210)
В 10 1/2 часов утра Государь Император посетил Свой Штаб. К завтраку его величества приглашались:
    Наследник Цесаревич
    Великий князь Сергей Михайлович
    Особы свиты
    Генерал-адъютант Алексеев
    Адмирал Русин
    {далее ещё 11 фамилий}

По окончании завтрака Его Величество изволил принимать Принца Петра Александровича Ольденбурга и Обер-Гофмейстера фон Кауфман-Туркестанского, а от 3 часов была совершена прогулка по Днепру.

К обеду его величества приглашались:
    Великий князь Сергей Михайлович
    Принц Пётр Александровича
    Особы Свиты
    {ещё 13 фамилий}
25-го июня. Суббота

Хороший теплый день. В боях 21 — 24 июня между Стырью и Стоходом взято в плен не менее 300 офицеров (два командира полков), около 12 000 пленных н. ч., 45 тяж. и легк. орудий, около 45 пулем. и масса боев. прип. и снаряж. Днем спустились по Днепру к тому же месту, купались. Из-за дождей вода прибыла на полтора аршина. К чаю прибыл Петя. Вечером читал.
26 июня. Воскресенье (стр. 211)
В 10 1/4 часов утра Его Величество с Наследником Цесаревичем и Особами Свиты проследовали в Церковь Штаба к слушанию Божественной Литургии, а по окончании Богослужения Государь Император посетил Свой Штаб.
К завтраку Его Величества приглашались:
    Наследник Цесаревич
    Великий князь Сергей Михайлович
    Принц Пётр Александрович
    "Особы Свиты"
    {37 фамилий, заканчивая гувернёром Жильяром}

По окончании завтрака была совершена прогулка на катерах по реке Днепру.
От 7 часов вечера Его Величество принимал Свиты Генерал-Майора Петрово-Соловово.
К обеду Его Величества приглашались:
    Великий унязь Сергей Михайлович
    Особы Свиты
    Начальник французской миссии генерал Жанен
    Начальник английской миссии генерал Вильямс
    {ещё 13 фамилий}
26-го июня. Воскресенье

Погода простояла прекрасная. Завтракали в час. Прогулка была вверх по Днепру. Любимый берег Алексея был залит из-за подъема воды. Вернулись в 6 час. До обеда принял Соловово. Читал долго.

Теперь вы можете судить сами, насколько записи Николая похожи на переписанные страницы камер-фурьерского журнала. Я же изложу свои собственные наблюдения.

1. Дневник не создаёт впечатления "целых страниц", переписанных из камер-фурьерского журнала. На примере записей от 25 и 26 июня мы не наблюдаем фактических расхождений между дневником и КФЖ, но в то же время можно сказать, что дневник "использует" лишь малую часть содержащейся в КФЖ информации. Так, в дневниках совершенно не отражены записи о завтраках и обедах, которые в КФЖ (вместе со списком приглашённых лиц) занимают больше всего места, а из трёх приёмов отражён лишь один - приём Соловово. Здесь ясно видно, что "официальная часть" отражена в дневниках Николая далеко не полностью[1]. Такие пробелы в дневнике являются самым обычным делом и объяснять эти лакуны недосмотром переписчика-фальсификатора ("забывчивостью" Николая, как иронизирует наш "исследователь" [2]) значит либо проявлять верх недомыслия, либо сознательно вводить читателя в заблуждение.

2. Временные отметки и пунктуальность. Как мы уже видели, не вся официальная часть попадала в дневники императора, а те события официальной жизни, которые в дневнике нашли отражение, могли идти без временных отметок. Если временная метка давалась, то очень часто она точно совпадала с отметкою времени в КФЖ (что, вообще говоря, не должно вызывать удивления). Часто, но не всегда.

Так запись в дневнике за 3 июля 1916 года гласит: "Купанье было очень приятное. Вернулись в 6¼. Принял Штюрмера до обеда". А КФЖ сообщает: "В 6 часов вечера Государь Император принял с докладом председателя Совета Министров Гофмейстера Штюрмер".
13 июля. Дневник: "От 6 ч. — до 7½ у меня был Танеев". КФЖ: "От 6 1/4 Государь Император изволил принимать Главнокомандующего Собственной Его Величества Канцелярией Обер-Гофмейстера Танеева".
23.04.1916 - приём послов в КФЖ указан в 2 часа, в дневнике - в 2 1/2 часа.

Решайте сами, насколько тут находит подтверждение версия о дословном переписывании временных меток из журнала.

Наконец, как уверяет нас "исследователь", временным меткам в дневниках сопутствует ещё одна странность. Мало того, что, по словам "исследователя", дневник на 95% состоит из информации, полностью почёрпнутой из КФЖ, так, ещё и все встречающиеся в дневнике временные метки, относятся лишь к событиям "переписанным" из камер-фурьерского журнала. "Пунктуальность" Николая всецело ограничивается рамками КФЖ: "пунктуальный" царь всегда точно указывает время обедов и время приёмов, но никогда не фиксирует время событий личной жизни. В личной жизни вся его любовь к точной фиксации времени словно куда-то "испаряется". Но лучше предоставим слово самому "исследователю":
http://yanasedova.livejournal.com/27978.html?thread=166986#t166986
Кстати, временной педантизм проявляется лишь в связи с пересечением с к-ф. журналом, когда он гонял уток или плавал на лодке по пруду - времени он не указал.
"Отсюда мораль" (с) в реальной жизни Николай не следил за временем, и когда он жил , ездил на лошади, прогуливался, купался и т.п. он не запоминал время, зато четко фиксировал во сколько принял Родзянко и т.п. лиц, последовательность докладов (в точности повторяя к-ф. журнал).
Так вот, достаточно сравнить дневник и журналы, чтобы убедиться, что это неправда.

В уже приведённой мной дневниковой записи от 26 июня есть две метки: "Завтракали в час", "Вернулись в 6 час.", которых нет в журналах. Скептики могут возразить, что эта запись получена за счёт интерполяции сведений КФЖ: "От 7 часов вечера Его Величество принимал...". Хорошо, перейдём к другим примерам.

2 июля. Дневник: "К 3 ч. погода прояснилась". В КФЖ такой записи нет (да и быть записи такого характера там не может).
6 июля. Дневник: "Около 7 час. гроза нас разбудила. День простоял очень жаркий. Сегодня в 10 час. Аликс с дочерьми выехала сюда! В 2½ Алексей отправился на «Десне» вверх, а я с другими на шоссе в Оршу и пешком лесом прямо к старой церкви к нашему месту. Смокли от ливня. Отлично выкупались. Вечером читал".
КФЖ сообщает, что в этот день в 10 1/2 часов Е.И.В. принял депутацию Сибирского казачьего войска, а в 2 1/2 часа была предпринята прогулка по Днепру (тут метка совпадает). КФЖ Александры Фёдоровны говорит о том, что "в 9 часов 45 минут утра Её Величество с Августейшими Дочерьми выезд имели в Церковь Знамения Божией Матери" и т.д.
12 июля. "Он (цесаревич) выспался хорошо, жар спал и к 5 час. он встал и оделся".
17 июля. "Домой вернулись в 6½". В КФЖ за этот день единственная временная метка: "В 10 ч. литургия".
21 июля. "Дождь шел до 3 ч. ... Читал до 11¼". В журнале в этот день две метки: в 10 1/2 посещение Штаба, в 7 часов принимал Григоровича. Ни одной из этих меток нет в дневнике царя.

Как видим, "временной педантизм" не изменяет царю и тогда, когда он пишет об изменениях погоды или о таких личных событиях, которые просто не могли быть отражены в КФЖ. Если взять дневник за 1915 год, то там можно увидеть всё то же самое: "Занимался до 7½ ч.", "около 12 час. была гроза", "Много успел прочесть до 8 час", "Ночью шел дождь и день был серый до 4 час". И в то же время, многие события официальной жизни в дневнике часто либо вовсе опущены, либо идут без временных меток.

3. Ошибки в дневнике. Собственно, об этом достаточно подробно сказано в рецензии на книгу Гальпериной. «Учитывая ошибки и умолчания камер-фурьерских журналов в ряде случаев без дополнительного исследования невозможно однозначно предпочесть один источник другому». Здесь же я хочу ещё раз отметить, что журналы составлялись сначала в черновом варианте, а потом переписывались набело. В сборнике Гальпериной под каждой записью КФЖ приводится список расхождений чернового и чистового варианта. Так вот, редкая запись обходится без исправлений. Нередко это исправления одних лиц на других. Так, в приведённых мной записях за 25 и 26 июня, "французский военный агент генерал-лейтенант де Лагиш" всюду исправлен на "начальник французской миссии генерал-лейтенант Жанен". И эта ошибка носила систематический характер, повторяясь изо дня в день на протяжении почти целого месяца. Очевидно, лишь со сменой ведущего журнал камер-фурьера, в журналы были внесены правки (уже другим почерком). Остаётся только догадываться, сколько в журнале могло накопиться не замеченных и не исправленных ошибок. Это даже если не принимать в расчёт те искажения и умолчания, которые могли быть сделаны по каким-либо политическим соображениям[3][4].

4. Наконец, многочисленными "скептиками" было заявлено, что дневник совершенно не содержит таких элементов, по которым можно было бы проверить его подлинность. Все подробности максимально обезличены: если читал, то просто "читал", без указания прочитанных книг, если посещал кинематограф, то без указания просмотренного фильма, так что оказывается совершенно невозможным верифицировать какую-либо информацию, кроме той, что была "взята" из КФЖ. На это у меня имеется неколько примеров.

Пример 1. Кино. От 30 июня 1916 года в дневнике содержится запись: "В 6 час. поехали вдвоем в кинематогр., показывали франц. ленту — Verdun (Верден)". В КФЖ название фильма не упоминается. В целом, государь-император достаточно часто упоминал в дневнике о посещении кинематографа и отзывы его о фильме обычно ограничивались словами "интересный" или "хороший". Но в дневниках за 1915-16 год находится достаточно много примеров, где Николай либо сообщает о содержании фильма ("действия Черноморского флота и моя поездка в Асканию Нова", "Показывали интересную ленту с английского фронта"), либо каким-либо другим образом характеризует фильм ("После чая был интересный кинематограф Ханжонкова с войны"), либо даже приводит название просмотренного фильма ("картины из «Таинственной руки» были интересны"). Здесь найдётся целое море работы для исследователй-скептиков. :-)

Пример 2. КФЖ и дневник за 11 июля 1916 года.
Камер-фурьерские журналыДневник Николая II
11 июля. Понедельник
В 10 часов утра последовал в Штабную Церковь.
К завтраку их Величеств приглашались:
    {список приглашённых}
По окончании завтрака Его Величество изволил принимать Великого Князя Бориса Владимировича.
В 2 часа 45 минут их Величества катались по Днепру.
В 8 ч. за обеденным столом Их Величеств в поезде Её Величества кушали:
    {список лиц}
В 11 часов 45 минут Его Величество изволил возвратиться из Императорского поезда в Губернаторский дом.
11-го июля. Понедельник

В 10 час. пошел к молебну со всеми детьми по случаю Ольгина дня. Аликс осталась в поезде до завтрака. Погода была отличная. Сделали прогулку вверх до нашего берега и все купались. С пристани поехали в расположение Конвоя, пили чай, слушали песенников и смотрели их игры! В 6½ уехали. Читал и к 8 ч. поехал в поезд. Нам всем привили оспу. У Алексея заболела голова и к вечеру темп. поднялась до 38,4.

Что ж, и здесь мы видим всё то, что уже могли наблюдать раньше: не все официальные события упомянуты в дневнике, из 4 временных меток КФЖ в дневнике "используются" только две, а ещё одна временная метка к журналам никак не привязана. Но эта запись особенно интересна тем, что в ней содержится большое количество "значимой" информации, которую, при желании, можно было бы проверить перекрёстными свидетельствами. Это и сообщение о времени, проведённом с окончания прогулки до прибытия в поезд, ("С пристани поехали в расположение Конвоя, пили чай, слушали песенников и смотрели их игры!"), это и очень интересное сообщение о привике оспы (будет особенно любопытным для Анны Кузнецовой и прочих православных антипрививочников), а также сообщение об ухудшении здоровья цесаревича Алексея.

Пример 3. Цитата из предисловия Гальпериной:
Имеются в журналах и пропуски, которые логически объяснить весьма затруднительно. Так, в них отсутствует упоминание о докладе императору И.К. Григоровича во время его пребывания в Ставке в ноябре 1916 года. По журналам выходит, что морской министр, бывший, кстати сказать, в тот момент одним из претендентов на пост премьера, приехал в Могилёв только для того, чтобы вечером 10 ноября пообедать, а 11-го утром позавтракать с царём. Сам же Григорович вполне определённо в мемуарах фиксирует факт вечернего доклада в день прибытия в Ставку. Николай II тоже сделал в этот день в дневнике запись: принял Григоровича.
Здесь налицо тот самый случай, когда событие, упомянутое в дневнике, не зафиксировано в журнале, но подтверждается по другому независимому источнику.

На этом заканчиваю свои наблюдения. Меня до сих пор не покидает досадное чувство, что впустую трачу своё время на разоблачение чьих-то детских фантазий, вызванных фрустрацией от несовпадения желаемого образа ГосударяЪ и того образа императора, который является со страниц дневников, фантазий, сомнительность которых должна быть сразу очевидна всякому хоть немного критически мыслящему человеку. Но если б вы только посмотрели, каким широким морем разлилась эта копипаста по всему Рунету, как часто этот довод приводится воинствующими монархистами в качестве решающего аргумента...

Прости их, Государь, ибо не ведают, что творят.



1. "Описание личного времени занимает менее 5% текста 'личного' дневника", - уверяет нас "исследователь".
"У вас есть объяснение почему в личном дневнике личному времени и особенностям личного пространства уделено минимум места в противовес общественному, почерпнутому из к-ф. журнала?", - задаётся исследователь риторическим вопросом. А теперь сравните утверждения исследователя с приведённым выше сопоставлением.

2. По этому поводу наш "исследователь" забавляется в таком остроумии:
А 17 мая "забыл", что принимал Радвилловича вместе с цесаревичем Алексеем!
22 мая позабыл упомянуть что принимал заводчика Путилова, но упомнил легкую фамилию "Гольтгоер"
25 мая что принял Григоровича написал, а что принял Воейкова (по журналу) не написал!
26 мая написал что принял Енгалычева, хотя в журнале об этом ни слова, так же как и про Распутина 18 мая


3. Обращает на себя внимание единственная (за 1916-17 гг.) в журналах запись о посещении Распутина от 23.04.1916. В черновике эта запись сопровождается примичанием: "гофмейстер приказал написать" (тут цитирую по памяти, поэтому должность могу напутать).

4. Если есть желание, дам ссылок, и вы сможете сравнить эти факты с развязанно-невежественными фантазиями исследователя-всезнайки о сталинском порядке "соблюдении процедур и протоколов на высшем уровне", а сейчас не хочу засорять статью лишним мусором.

Profile

monco83: (Default)
monco83

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021 222324
252627282930 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:20 am
Powered by Dreamwidth Studios